WESTERN BRIDGE

Главная | Регистрация | Вход
Понедельник, 15.08.2022, 22:52
Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: alexpetrofff, damon  
Форум » Шутить изволите-с? » Байки, забавные случаи из практики. » Маленькие рассказы
Маленькие рассказы
diver-skiДата: Пятница, 03.04.2009, 19:36 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Награды: 2
Статус: Offline
Дайвер неумеющий палвать? Легко!
В отряд космонавтов Валерий Рождественский попал с Балтфлота где служил
водолазом -- не все ж летчикам в космос летать :). Занятия были
разнообразные и вот на одном из них кандидатам в Герои Советского Союза
(а тогда звездочку как помните давали за каждый полет) предстояло
прыгнуть с вышки. Все бы ничего, но вот беда -- Рождественский не умел
плавать! А зачем собственно -- если помните водолазы в тяжелом скафандре
по дну ходят а не плавают. Собственно так он и поступил: смело поднялся
на 5-ти метровую вышку, сиганул вниз "солдатиком" и быстро-быстро пехом
по дну к лесенке, благо дыхалки хватило. Инструктор покосился, но ничего
не сказал. Второй раз -- тем же макаром. Третий... Тут инструктор не
выдержал:
- Ты что издеваешся!?!!!
- Да нет, просто я плаваю как топор.
Неверие, потом хохот всей группы -- еще бы -- моряк не умеющий плавать!
К концу подготовки Рождественский плавал уже великолепно.
Те, кто отобрал бывшего вололаза Рождественского для полета на Союз-23
как в воду глядели. После неудавшейся стыковки СА умудрился сесть в
казахской степи прямо... в озеро Тенгиз. Зимняя ночь, -20, соленое
озеро. Вобщем звездочку Героя свою, единственный водолаз-космонавт и
один из 2-х приводнившихся на Союзе заработал очень тяжело.

Пересказано из книги "Улыбки космоса".

 
diver-skiДата: Пятница, 03.04.2009, 19:42 | Сообщение # 2
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Награды: 2
Статус: Offline
.. Окончательно проснулись телевизионщики.
- А как вы ориентируетесь под водой? - Антон включил камеру и ждал
красивого ответа.
- По запаху. Как обед готовить начинают, так мы и приплываем ,- по
доброте душевной ответил Олег.
- Ну ребят, мне же серьезно надо, - Антон снял тяжелый «бетокам» с плеча
и сделал обиженное лицо. - А вы все время какую- то чушь говорите.
- Ладно, больше не будем.
- А с какими приборами вы погружаетесь? - воодушевился и снова включил
камеру оператор.
- С компьютерами, - в разговор вступил Саша. Одновременно включал
ноутбук и запускал программу, чтобы спланировать график сегодняшнего
погружения.
- А он не протекает? -Антон недоверчиво выглянул из- за глазка камеры,
но снимать не прекратил.
- Кто?
- Ну, компьютер. До какой глубины он работает?
- Да по разному. Метров до ста работают нормально почти все.
- А клавиатура? Тоже не протекает? - лицо Антона выражало некое
недоверие.
Немая пауза длилась секунд тридцать. За это время, ничего не обсуждая
вслух, я и Саша прокручивали одни и те же мысли: «Антон уверен, что под
воду берем ноутбук!!! ». И началось! В два голоса, не сговариваясь:
- На самом деле есть специальные чехлы, но в них компьютер можно
погружать не глубже чем на 30 метров. Поэтому с этим компьютером к нам
потом Олег подплывает, когда мы уже на декомпрессии висим. Профиль
проверить, в тетрис поиграть - чтоб не скучно было. А так нам клавиатура
не нужна, и мы просто берем системный блок и монитор. Главное блок
питания не замочить, а то вся система повиснуть может. И мониторы часто
ломаются- давления не выдерживают.
Олег не выдержал и начал "покатываться". Антон ничего не понимает -
двое, с серьезными лицами, рассказывают про оборудование, а третий
бьется в нервном припадке. Олег снял с руки компьютер и протянул его
Антону.
- А вот то что у вас на столе. Это зачем? - не унимался Антон.
- На этом просто график до погружения ребята строят, - пояснил Олег...
 
diver-skiДата: Пятница, 03.04.2009, 19:45 | Сообщение # 3
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Награды: 2
Статус: Offline
КАК Я ВСТРЕТИЛСЯ С АКУЛОЙ

Окрестности Северной Калифорнии пусть и не кишат акулами, но полностью
от них не свободны. Потому дайверу полагается быть запрограммированным
на встречу с хищником, дабы явить себя хищником не меньшим. И тогда
акула со словами "А мы не очен-то и хотели!" отвалит подальше.

Конечно, многое в руце Б-жьей, но и сам не плошай. Сделай все, что от
тебя зависит, и твои шансы попасть в хронику "Еще одна жертва акул"
сильно поуменьшатся.

Из этих соображений мне пришлось брать на охоту в океане, кроме штатных
мощного помпового ружжа и отточенного до бритвенных кондиций дайверского
кинжала,- еще и внушительный гарпун, почти багор, на толстой бамбуковой
палке. Такое мне насоветовал бывалый дайвер, который с акулами на "ты".
Я потом не раз поминал его незлым тихим словом, зря таская за собой
достаточно обременительный груз: никаких акул и в помине не было.

И советы аса пропадали втуне. А ведь какие хорошие: в момент атаки акулы
держать копье покрепче и метить не в бровь, а в глаз. Или в нос. Тогда,
если угодишь хотя бы в морду, тебя отшвырнет, а ей ты не понравишься, и
она, матерясь во всю пасть, поспешит с тобой расстаться по-хорошему.
Если же гарпун застрянет в акуле и она вроде станет твоей добычей - не
жадничай, не вздумай задерживать это мощное обидчивое животное, как
можно быстрей отпускай с Б-гом. Да немедля избавляйся от всякой добычи –
эту же акулу или других может привлечь кровь подстреленной рыбы.

Но один раз советы да гарпун едва не пригодились для неизвестно откуда
возникшей примерно 2-хметровой акулы. Я быстро выхватил кинжал и
выставил гарпун. Страха никакого не было - возобладал безусловный
охотничий рефлекс. Всплыли главные советы аса, сгруппировался. Опустился
от поверхности метра на три. Приготовился к нападению...

Акула метров за 5 до меня сделала пируэт и сгинула так же внезапно, как
появилась. Улов я сразу выбросил, а тут и подлетела лодка, которая меня
сопровождала. Может, акулу спугнул рев мотора? Не исключаю..

А уж на берегу, разбирая полеты, уразумел, сколько натворил ошибок!
Забыл о флаконе с отпугивающей жидкостью, висевшем на поясе. Зря
выхватил кинжал – блеск привлекает акул. Напрасно делал резкие движения,
это тоже провоцирует агрессию. И, наконец, зачем польстился на рыбу в
этом районе, когда весь берег испещрен предупреждениями об акулах да
только о своем страхе и риске, если влом запреты? Впрочем, как
говорится, "хорошая мысля приходит опосля", или "если бы сегодня был
такой умный, как моя жена – завтра". Легкомысленные же французы называют
это "остроумием на лестнице".

Ну, запоздалые мысли – мыслями, но до сих пор ломаю голову, как это
успел рассмотреть за такое короткое время и на таком расстоянии
светлосерую акулью горошистую морду, всю в царапинах и шрамах – ну, как
бетонная стенка парапета хайвея. Главное же, на всю жизнь запомнилась
тупые мертвые глаза. И теперь, когда встречаю людей с такими глазами
хочется схватить гарпун и шугануть по носу... Но увы, сезон охоты на
таких еще не объявлен.

... А через пару дней таки прочитал в хронике, как акула в этих краях
напала на серфингиста, нанеся страшные повреждения доске и тяжкие – ему.
Он все же выжил, а благодаря гидрокостюму задница не развалилась на
куски. Сколько же ему наложили швов – не сообщили, видать, сбились со
счета.

И впредь - Г-ди, упаси увидать акулью "улыбку" из кривых примерно
5-сантиметровых ятаганов. Уж не моя ли знакомая порезвилась? И не потому
ли не тронула меня, что у меня не было такой красивой доски? Кто его
знает... Разве поймешь этих акул? За 3,5 миллиона лет на Земле у них,
вероятно, сложились своя логика, свой образ жизни, сильно отличный от
американского, и, наконец, свое отношение к дайверам и серфингистам.

Но, опять же, тот самый бывалый дайвер, который с акулами на "ты",
объяснил: акула телепатически чувствует испуганную жертву, и наоборот,
соображает, когда сама может стать жертвой. Вон члены команды Кусто
обращались даже с "белыми убийцами" как с домашними животными. Опять же,
за долгую историю своего древнего промысла от акул не пострадал никто из
ныряльщиков за жемчугом.

.. Тем не менее, повторения встречи с акулой стараюсь избегать, и на
акулоопасные подводные сайты больше не ходун. Не то, что струхнул, а
так... Ну, просто больше не интересно.

© Алик, дайвер

 
diver-skiДата: Пятница, 03.04.2009, 19:47 | Сообщение # 4
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Награды: 2
Статус: Offline
О ПРЕИМУЩЕСТВАХ ДАЙВИНГА

Чем дайвинг лучше простой рыбалки:

- не сидишь с протянутой рукой;
- не обманываешь рыбу, своего делового партнера;
- не нужно никаких прикормов и наживок;
- не надо облизывать червяков;
- не надо жениться на даме с глистами, на которых рыба клюет;
- не тебя выбирают рыбешки, а ты сам выбираешь царскую рыбу;
- не рискуешь заработать геморрой;
- на рыбалке не куришь и не пьешь;
- ни одна проходящая мимо падла не подойдет к тебе с ехидными вопросами
типа "Рыбак, дать хлеба? ", "Клюет? ", "А где улов? ";
- еще ни один рыбак не вытащил со дна часов, колец, ножей, рыболовных
снастей, якорей, ледобуров для зимней рыбалки – наоборот, они их
только
роняют, и я уже молчу о всяких там кладах да затонувших кораблях, с
многомиллионными призами;
- наслаждаешься тишиной и одиночеством;
- не набираешь лишний вес, а сбрасываешь даже необходимый;
- не кусают комары и прочая летающая нечисть, не докучают слепни, мухи
не садятся в самый неподходящий момент клева;
- не рискуешь быть обгаженным пролетающим еропланом;
- не страдаешь от солнца, ветра и пыли;
- прелести спутниц видишь в увеличенном виде;
- спутницы видят твое достоинство тоже в увеличенном виде;
- не мокнешь под дождем даже в самую пасмурную погоду;
- рыбачишь не в каком там мухосранском пруду, а на всяких там престижных
Гавайях, Багамах... На худой конец – в бухте Ласпи под Севастополем,
украинском городе славы русских моряков, на толстый – Антильские
острова
или какая там Доминикана. Все равно круто!
- самых знаменитых футболистов, симулирующих падения от соперников,
называют не "рыбаками", а "дайверами";
- по привычке, обретенной в интернете, норовишь попасть на лучшие
подводные сайты;
- в чью пользу сравнение "намедни наловил рыбы" или "намедни настрелял
рыбы? "
- человек с ружьем, особенно на переломе эпох, всегда вызывал куда
больше уважения, нежели человек с удочкой. Например, главная цитата
Мао
Цзэ Дуна: "Винтовка (заметьте, не удочка! – прим. А.) рождает власть".
Культовый кинофильм "Человек с ружьем". Ленина охраняли латышские
стрелки с маузерами, а не рыбаки со спиннингами;
- как много анекдотов про рыбаков и как мало – про дайверов: боятся,
суки, получить гарпун в самое рыбное место организма;
- экстрим! Даже когда попадаешь в стаю дельфинов, страшновато. Вообще-то
много написано, что эти морские животные – друзья человека. Но где
гарантия, что дельфины это прочитали и прониклись?
- самый крутой адреналин, куда там всякие казино или истеричные
блондинки,- после встречи взглядом с маленькими свинцовыми глазками
тигровой акулы, с мордой, порепанной как бетонная стенка ограждения
хайвея, даешь себе клятву перейти на обычную рыбалку, но из-за
пережитого стресса отбивает память и сразу забываешь о клятве,
вспоминая
двадцать пять перечисленных преимуществ дайвинга перед обычной
рыбалкой.

© Алик, дайвер www.alikdot.ru/anru/sportovec/fishing/divingadv/

 
diver-skiДата: Пятница, 03.04.2009, 19:52 | Сообщение # 5
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Награды: 2
Статус: Offline
Была у меня одна детская мечта - поплавать с аквалангом на коралловом
рифе. Мечта, навеянная книгами и фильмами неутомимого французского
исследователя Кусто.
Сколько той жизни, подумал я однажды в разгар рабочего дня, чтобы она
вся состояла из непрестанных трудов, тягот и забот. Разве мы появились
на свет, чтобы быть вьючными осликами? И бесконечно тащить свою ношу?
Разве жизнь не дана нам свыше именно для того, чтобы мы могли
осуществить свои мечты? Пусть даже самые наивные, самые детские и
глупые…

И вот я оказался на дайверском суденышке, доверху загруженном желтыми
баллонами со сжатым воздухом, пластиковыми ящиками с гидрокостюмами,
компенсаторами, ластами, масками и прочими дайверскими причиндалами.
Наше посудина с громким названием «Санта-Мария» направлялась в самое
сердце самого прозрачного в мире Красного моря к одному из красивейших,
как было обещано, коралловых рифов.

Компания дайверов состояла из трех арабов-инструкторов, десяти немцев и
двух НАШИХ - русскоязычного эстонца Вована, с ног до головы
татуированного драконами, и москвички Лены, девушки лет пятидесяти.
Несмотря на разность мировоззрений и ценностных ориентиров, мы с Вованом
быстро нашли общий язык - мечта у нас оказалась одинаковой.
Москвичка Лена свой рассказ начала так: «У нас в Москве сейчас
популярны три вещи - фламенко, танец живота и дайвинг…» И вот богатый
муж отвалил Лене кучу бабла, и она прикатила осваивать азы модного
увлечения.
Поначалу Лену сильно укачало, и ее лицо приобрело зеленый цвет. Потом на
нее нацепили баллон и тяжелый грузовой пояс - все общим весом больше,
чем она сама. А когда трое арабов-инструкторов попытались притопить Лену
и затащить ее на глубину (чтобы не возвращать снятые деньги), зеленый
цвет ее лица перешел в густой синий, а глаза просто выдавливали стекла
маски…
Осознав, в какую ловушку она угодила, Лена попыталась вернуться в
привычную среду обитания, уверяя арабов, что эта не ее. Но арабы были
неумолимы. И только после уверений Лены, что деньги за курс обучения
возвращать ни в коем случае не надо, арабы выпустили ее из свои цепких
рук.

Коралловый риф меня не разочаровал. Редкий случай. Обычно, то к чему так
долго стремишься и наконец получаешь, приносит разочарование…

Израсходовав весь воздух и восторженно поорав наверху, мы с Вованом
прыгнули в море в масках и гидрокостюмах и поплыли вдоль рифа.
Красное море хоть и известно отсутствием штормов, но зыбь присутствует,
и метров за двести ныряльщика на поверхности различить практически
невозможно.
Вынырнув очередной раз за глотком воздуха, я поискал глазами Вована -
Вован делал судорожные движения рукой, пытаясь привлечь мое внимание. Он
указывал куда-то за мою спину. Я обернулся - наше суденышко, наша
«Санта-Мария» на всех парах уходило от рифа, оставляя нас наедине с
морем! Что за черт? Может, они так шутят? Может, это их дежурная шутка,
что-то вроде бесплатного аттракциона - переплываем вплавь Красное море.
Немного адреналина в кровь расслабленных туристов… Или они решили
попугать нас за то, что мы не обращали внимания на их запреты уплывать
далеко? А сейчас развернутся и пойдут обратно?.. Но они не развернулись
и не пошли обратно, напротив, белое пятнышко суденышка стремительно
уменьшалось и уменьшалось, пока не исчезло за горизонтом…

Мы сплылись поближе, выплюнули изо рта трубки и стали держать совет.
Вариантов развития событий были два. Первый - оставаться на рифе,
который местами доходил до поверхности, и где можно было стоять по горло
в воде, и ждать, пока эти гребаные арабы заметят нашу пропажу и
вернутся. Но заметят ли? И когда?.. Солнце стремительно садилось, в
тропиках ночь наступает сразу, без вечера. А с сумерками из темных
глубин подкормиться на мелководье наверняка придут АКУЛЫ и еще
ЧЕРТЗНАЕТКАКИЕТВАРИ, таящиеся там… Красное море просто кишит акулами - я
видел это еще в фильмах Кусто…
Другой вариант - как только стемнеет и Хургада зажжет свои яркие
туристические огни, плыть в сторону берега, ориентируясь на эти огни… Но
после двух погружений и дня, проведенного практически в воде, я не
чувствовал в себе сил на многокилометровый марафонский заплыв.

Ситуация была дичайшая!
Где-то за тысячи километров в морозном Минске стыла под снегом в
ожидании своего хозяина моя ласточка «Ауди», знакомые, закончив трудовой
день, разъезжались из офисов по домам, а моя семья садилась ужинать у
телевизора, не подозревая, что их муж и отец, вяло шевеля ластами,
болтается на волнах в самом центре Красного моря, обреченный быть
пожранным какими-то доисторическими тварями из голливудских ужастиков.

К нашему счастью, это место оказалось достаточно наезженным, и вскоре с
другой стороны показалось судно, аналогичное нашему. Заметив в воде
бесхозных ныряльщиков, оно резко изменило курс и пошло к нам. Компания
англоязычных дайверов смотрела на нас круглыми глазами. Когда я на
ломаном английском объяснил им, что мы не жертвы жестокого
кораблекрушения или авиакатастрофы, а нас ПРОСТО ЗАБЫЛИ В МОРЕ, их глаза
стали еще круглее…
Мы стянули гидрокостюмы и стали пить предложенный нам горячий чай.
Несмотря на теплое море, нас трясло. Суденышко шло в порт. Порт
находился километрах в десяти от нашего отеля. Мы пили чай и думали, как
будем добираться до своего отеля, не бежать же десять километров в
ластах и гидрокостюмах по пустыне. …

Тут на горизонте нарисовалась «Санта-Мария», которая стремительно
неслась в нашу сторону…
Ситуация на суденышке разворачивалась следующим образом. Араб-инструктор
спросил у старшего немца: все ли ВАШИ вышли из воды? Он имел в виду
европейцев-дайверов.
Немец пересчитал СВОИХ: все. Немец, билядь!
А надо сказать, что суденышко хоть и небольшое, но имеет каюту, душ,
верхнюю палубу, кормовую и носовую, так что охватить его взглядом на
предмет присутствия всех нет возможности.
Арабы куда-то опаздывали, поэтому резко снялись с якоря и поперли на
Хургаду.

Лена, приходившая в себя после первого и последнего дайва на полотенце
на носовой палубе, оклемалась и начала искать СВОИХ. Она и подняла
тревогу - куда исчезли двое русских (эстонец и белорус)?

Араб-инструктор всю дорогу умолял меня не рассказывать о произошедшем
кэптану Муни, хозяину дайв-клуба, это грозило обернуться для него
серьезными неприятностями. Он обещал мне немеряно сжатого воздуха на
пляже.
Тем же вечером я встретил Вована с женой в баре отеля. Его жена не
поверила ни единому нашему слову… «Ага, там бабы были…» - парировала она
мои уверения.

Историю эту всем мечтателям и будущим дайверам посвящаю.

Юрий Юрковец www.yurkovets.nm.ru

 
snsДата: Вторник, 13.10.2009, 11:03 | Сообщение # 6
Группа: Модераторы
Сообщений: 336
Награды: 2
Статус: Offline
Цитата из "ЖИЗНЬ И НЕОБЫКНОВЕННЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ СОЛДАТА ИВАНА ЧОНКИНА":

Гладышев открыл дверь, пропустил Чонкина в сени.

– Слыхал, как она со мной разговаривает?— сказал он Ивану.— И вот так каждый день. Дура грязная. У меня-то вонища с научной целью, а у нее в виде неряшества.

За сенями было темно. Гладышев зажег спичку, осветившую узкий коридор и дверь, обитую изодранной мешковиной.

Гладышев растворил эту дверь, и оттуда сразу шибануло таким запахом, что Чонкина зашатало от неожиданности, так что если бы он сразу не зажал нос двумя пальцами, то, может быть, и упал бы. С зажатым носом он вошел в избу вслед за хозяином. Тот обернулся к нему и сказал одобряюще:

– Спервоначалу оно, конечно, малость шибает, а я вот уже привык, и мне ничего. Ты одну ноздрю приоткрой, а когда пообвыкнешь, принюхаешься, открой и вторую. Запах как будто противный, а на самом деле здоровый и для организма пользительный, имеет различные ценные свойства. К примеру, французская фирма «Коти» из дерьма изготовляет духи тончайшего аромата. Ну, ты тут пока погляди, как живу, а я мигом сварганю яишню, и мы с тобой подзакусим, а то я что-то тоже исть захотел.

И пока он в горнице накачивал и разжигал примус, гость его остался в передней и, привыкая к запаху, открывал по совету хозяина то одну ноздрю, то другую и разглядывал комнату, в которой было на что поглядеть.

Первое — это сами горшочки. Их было великое множество, и стояли они не только на печке и подоконнике, но и на лавке возле окна и под лавкой, за спинкой железной кровати с неубранной постелью и разбросанными как попало подушками.

Над кроватью, как положено, висели стеклянные рамочки с цветочками и голубями по уголкам, в рамочки были вделаны фотографии хозяина дома с младенческих лет до последнего времени, фотографии жены его, Афродиты, и многочисленных ближайших родственников с обеих сторон. Над этим иконостасом был укреплен общий портрет супругов Гладышевых, выполненный на заказ из разных карточек и так старательно раскрашенный неизвестным исполнителем, что лица, изображенные на портрете, не имели решительно никакого сходства с оригиналами.

Другая стена, против окна, была музейная. На ней в таких же стеклянных рамочках были помещены уже упоминавшиеся нами печатные отклики на научные изыскания Гладышева, и в отдельной рамочке хранилось то самое письмо от известного сельхозакадемика, о котором мы также упоминали.

На стене между окнами висело одноствольное ружье шестнадцатого калибра, которое, как догадывается, конечно, читатель, должно когда-нибудь выстрелить, впрочем, еще неизвестно, выстрелит оно или даст осечку, это будет видно по обстоятельствам.

Чонкин еще не успел как следует рассмотреть все, что было в этой комнате, как яичница была готова и Гладышев позвал его к столу.

Здесь было тоже не ахти как убрано, но все же почище, чем в передней. Здесь стояла горка с посудой, была подвешена к потолку люлька — ложе Геракла, и стоял старый сундук без крышки, заваленный растрепанными книгами, преимущественно научного содержания (как, например, «Мифы Древней Греции» или популярная брошюра «Муха — активный разносчик заразы»), а также неполной подшивкой журнала «Нива» за 1912 год. Сундук этот был основным источником, из которого Гладышев черпал свою эрудицию.

На большом столе, покрытом клеенкой с коричневыми кругами от горячей посуды, шипела в сковородке яичница с салом, и, как Чонкина ни мутило от запаха (хотя он к нему и правда немного привык), а от голода мутило сильнее, он не заставил повторять приглашение, а без лишних церемоний уселся за стол.

Гладышев достал из ящика стола две вилки, вытер об майку; одну положил перед гостем, а другую, со сломанным зубом, взял себе. Чонкин хотел сразу ткнуть вилкой в яичницу, но хозяин его остановил:

– Погоди.

Достал с горки два пропыленных стакана, посмотрел на свет, поплевал в них, протер тоже майкой, поставил на стол. Сбегал в сени, принес неполную бутылку, заткнутую скрученной в жгут газетой, налил полстакана гостю и полстакана себе.

– Вот, Ваня,— сказал он, придвинув к себе табуретку и продолжая начатый разговор,— мы привыкли относиться к дерьму с этакой брезгливостью, как будто это что-то плохое. А ведь, если разобраться, так это, может быть, самое ценное на земле вещество, потому что вся наша жизнь происходит из дерьма и в дерьмо опять же уходит.

– Это в каком же смысле? — вежливо спросил Чонкин, поглядывая голодными глазами на остывающую яичницу, но не решаясь приступить к ней раньше хозяина.

– А в каком хошь, развивал свою мысль Гладышев, не замечая нетерпения гостя.— Посуди сам. Для хорошего урожая надо удобрить землю дерьмом. Из дерьма произрастают травы, злаки и овощи, которые едим мы и животные. Животные дают нам молоко, мясо, шерсть и все прочее. Мы все это потребляем и переводим опять на дерьмо. Вот и происходит, как бы это сказать, круговорот дерьма в природе. И, скажем, зачем же нам потреблять это дерьмо в виде мяса, молока или хотя бы вот хлеба, то есть в переработанном виде? Встает законный вопрос: не лучше ли, отбросив предубеждение и ложную брезгливость, потреблять его в чистом виде, как замечательный витамин? Для начала, конечно, поправился он, заметив, что Чонкина передернуло, можно удалить естественный запах, а потом, когда человек привыкнет, оставить все, как есть. Но это, Ваня, дело далекого будущего и успешных дерзаний науки. И я предлагаю, Ваня, выпить за успехи нашей науки, за нашу Советскую власть и лично за гения в мировом масштабе товарища Сталина.

– Со встречей,— поспешно поддержал его Чонкин. Ударилось стекло о стекло. Иван опрокинул содержимое своего стакана и чуть не свалился со стула. У него сразу отшибло дыхание, словно кто-то двинул под ложечку кулаком . Ничего не видя перед собой, он ткнул вилкой наугад в сковородку, оторвал кусок яичницы и, помогая другой рукой, запихал ее в рот, проглотил, обжигаясь, Гладышев, опорожнивший свой стакан без труда, смотрел на Ивана с лукавой усмешкой.

– Ну как, Ваня, самогоночка?

– Первачок что надо,— похвалил Чонкин, вытирая ладонью проступившие слезы.— Аж дух зашибает.

Гладышев все с той же усмешкой придвинул к себе плоскую консервную банку, бывшую у него вместо пепельницы, плеснул в нее самогон и зажег спичку. Самогон вспыхнул синим неярким пламенем.

– Видал?

– Из хлеба или из свеклы?— поинтересовался Чонкин.

– Из дерьма, Ваня, со сдержанной гордостью сказал Гладышев.

Иван поперхнулся.

– Это как же? спросил он, отодвигаясь от стола.

– Рецепт, Ваня, очень простой,— охотно пояснил Гладышев.— Берешь на кило дерьма кило сахару...

Опрокинув табуретку, Чонкин бросился к выходу. На крыльце он едва не сшиб Афродиту с ребенком и в двух шагах от крыльца уперся лбом в бревенчатую стену избы. Его рвало и выворачивало наизнанку.

Следом за ним выбежал растерянный хозяин. Громко топая сапогами, сбежал он с крыльца.

– Ваня, ты что? участливо спросил он, трогая Чонкина за плечо.— Это ж чистый самогон, Ваня. Ты же сам видел, как он горит.

Иван что-то хотел ответить, но при упоминании о самогоне новые спазмы схватили желудок, и он едва успел расставить ноги пошире, чтобы не забрызгать ботинки.

– О господи! с беспросветной тоской высказалась вдруг Афродита.— Еще одного дерьмом напоил, ирод проклятый, погибели на тебя нету. Тьфу на тебя! она смачно плюнула в сторону мужа.

Он не обиделся.

– Ты, чем плеваться, яблочка моченого из погреба принесла бы. Плохо, вишь, человеку.

– Да какие там яблочки! застонала Афродита.— Те яблочки тоже насквозь пропахли дерьмом. По всей избе одно сплошное дерьмо, идиот несчастный. Уйду я от тебя, идола, побираться буду с дитем, чем в дерьме погибать.

И, не откладывая дела в долгий ящик, она подхватилась с Гераклом и кинулась вон за калитку. Гладышев, оставив Чонкина, побежал за женой.

– Куды ты бежишь, Афродита!— закричал он ей вслед.— Вернись, тебе говорят. Не выставляй перед народом и себя, и меня на позорище. Эй, Афродита!

Афродита остановилась, обернулась и зло закричала ему в лицо:

– Да какая ж я тебе Афродита? Фроська я, понял, обормот вислоухий, Фроська!

Повернулась и, высоко держа на на растопыренных руках перепуганного насмерть ребенка, побежала по деревне дальше, подпрыгивая и спотыкаясь.

– Фроська я, слышите, люди, я Фроська!— выкрикивала она с таким остервенелым наслаждением, как будто после долгой немоты вновь обрела вдруг дар речи.


PADI OWD 0211U88506
RTGA TrimG 000.084
Сергей Навроцкий
 
alexpetrofffДата: Среда, 14.10.2009, 12:01 | Сообщение # 7
Группа: Модераторы
Сообщений: 3118
Награды: 7
Статус: Offline
ШЕРШЕ ЛЯ ФАМ В СТЕПИ
ИЛИ
СОМИКИ, СОМИКИ, ГДЕ ВЫ?
А.ГОРЯЙНОВ - писатель, мой добрый приятель; рассказ был написан во время нашей поездки в дельту Волги по мотивам рассказов местных егерей.

О гигантских сомах Андрей начал мечтать еще в Москве задолго до поездки в Астаханские степи. И потом в дороге, лежа на походном барахле, которым был завален салон микроавтобуса, не раз повторял:
- Вода в этом году высокая, то, что надо, сомы в ильменя обязательно зайдут, - при этом он всей пятерней почесывал свою редкую, кудлатую бороду, поправляя сваливающиеся на кончик носа очки.
Было жарко, особенно когда за окном стали простираться голые калмыцкие степи с разбросанными зеркалами воды. Свернув с шоссе и пробравшись дальше в дикую глубь, мы остановились у одной из дамб, которые попадались на протоках. Палаточный городок раскинули на пригорке, чтобы обозревать просторы.
Еще лагерь до конца не был благоустроен, а Андрей схватил спиннинг и отправился на дамбу, пообещав, что он через каких-нибудь полчаса принесет нам щуку с руку или на худой конец здоровенного окуня-горбача.
Мы простили энтузиасту его вольности и вдвоем с Иваном продолжали оборудовать кухню, а Гошу попросили развести костер и раскурить кальян. Когда кухня и кальян были готовы, мы сели подымить, потому что на рыбалку из-за темноты идти было поздно, да и небо над степью открылось слишком уж хорошее, с крупными звездами. Пели лягушки, что-то возилось в камышах, перекликались степные птицы. Гармонию естественных звуков не хотелось нарушать банальным разговором, поэтому ждали Андрея молча.
Наконец он вернулся с садком набитым окунями и щуками. Для низовьев Волги рыба была мелковатая.
- А где же твои хваленые сомы-великаны и зубастые крокодилы? – подсмеивались мы.
- Погодите, еще не вечер. Надо накачать лодку и завтра сранья идти ниже по протоке.
На утро они с Гошей поехали за новыми трофеями. Вернулись грустные с двумя некрупными щучками.
- Крупняк блесны игнорирует, - недовольно пробурчал Андрей, садясь завтракать.
За столом охотники за великанами решили, что надо делать снасточки с живой рыбкой и ловить на поплавок в проводку. На вечернюю зорьку они уплыли в полной уверенности, что поймают невиданные трофеи. Но не тут-то было.
По возвращению Андрей цедил сквозь зубы, устанавливая на место сползающие с переносицы очки:
- Стерва, зубастая, снасточку откусила. Ну, ничего, я ей такой капкан сделаю…На три кевларовых поводка сядет, как миленькая.
Целый день они с Гошей мастерили щучьи оснастки и ловили для наживки крупную красноперку. Вечером привезли с рыбалки трехкилограммовую щуку и двух маленьких сомят.
- Крупные сомы почему-то посветлу не берут, - с печалью в голосе садился ужинать Андрей. – Да и щуки то же. Разве это трофей… Ладно, пойдем завтра на ночную ловлю.
К вечеру следующего дня специальные донки для ловли сома были готовы. Соблазнились покараулить ночного великана и мы с Ваней. Вся наша компания вооружилась налобными фонариками и сидела на корточках на дамбе перед своими воткнутыми в грунт донками, в темноте чем-то напоминая инопланетян. Ловили на лягушат, которых на вечерней зорьке сообща искали в лощинах. Часов в одиннадцать мертво висящие колокольчики вдруг, как по команде, ожили. Но, к сожалению, лягушатами соблазнились сомята массой всего от двух до 4 кг. Ночные бдения в последующие дни ничего нового не принесли. Более солидные сомики, как ласково называл эту рыбу Андрей, почему-то клевать не хотели.
Такое однообразие вскоре надоело. Все, кроме Андрея, загрустили, предпочитая ночной рыбалке созерцание звездного неба под кальян. Один Андрей не унимался - все экспериментировал со снастями, надеясь исхитриться и заловить великана.
Наконец и он сдался. Стал больше времени проводить в лагере, раздумывая, чем бы еще заняться. А однажды, наблюдая за молодыми калмычками, которых местные рокеры привезли покупаться, стал уговаривать нас поехать в ближайший поселок на дискотеку. Причем аргументировал тем, что калмычки очень податливы в любви. Мы отмахнулись: не за тем ехали за тысячи километров. Но Андрей не в силах забыть смуглых девиц, еще несколько дней подряд уговаривал нас отправиться на поиски любовных приключений. А потом, видя нашу леность, вообще предложил выписать жриц любви прямо в лагерь. Он говорил, что любовь на одну ночь теперь можно купить везде, и особенно в захудалых поселках. Мы стойко отбрыкивались. Но парен, похоже, идею свою не оставил. Он ходил задумчивый.
Однажды скуластый пастух пригнал к нашему лагерю стадо коров. Калмык сидел на бугорке, попыхивая папироской, а его рогатые подопечные, зайдя по загривок в воду, спасались от многочисленного гнуса. Мы сначала возмутились, что пастух своей скотиной портит нам природную картину, но старик оказался знатоком рыбалки и, кстати, сообщил, что в нашу протоку иногда заходят просто огромные сомы. По его словам неделю назад он гонял сюда стадо, и им было замечено, что усатые великаны сдаивают у коров молоко. Он сам видел, как огромный сом пробрался по мелководью и сосал у коровы вымя. Пастух уверял нас, что подлые рогатые идут к сомам, как к дояркам, чтобы получить облегчение, потому что молоко распирает им вымя. И именно в эту пору, когда кругом много сочной травы.
Мы только посмеивались. Один Андрей был серьезен. После ухода пастуха и его стада он предложил нам заняться изготовлением специальных жерлиц для ловли крупного сома на мелководье. Но нам рыболовных экспериментов уже хватило. Тогда он снова стал предлагать ехать к калмычкам. Мы с Ваней только улыбнулись.
Гоша даже заметил: У тебя какие-то однобокие интересы: бабы или рыбалка.
- А то, - с вызовом посмотрел Андрей и ушел в свою палатку.
Ближе к вечеру Гоша раскурил кальян, и мы, как обычно сели полукругом, чтобы полюбоваться загорающейся на горизонте зарей. Только Андрея с нами не было. Гоша сказал, что он затосковал и должно быть уже залег спать. От этих слов почему-то всем стало грустно. Ваня, чтобы оживить тишину, стал рассуждать о далеких цивилизациях. Он рассказал, что астрономы недавно открыли звезду, которая находится от нашей планеты на расстоянии 200 тысяч световых лет. Что, якобы, вокруг этой звезды крутятся планеты, с условиями обитания близкими к планете Земля. Но нам от этих слов почему-то стало еще тоскливее.
Заря распалялась. Косяки гусей и стаи уток летели на ночное жнивье. В осоке кричала выпь, и щебетали какие-то птицы, устраиваясь на ночлег. Хоры лягушек временами заглушали все звуки. Вдруг неясно послышался еще один певучий, и вроде бы человеческий голос, доносившийся из-за палаток со стороны протоки. Все вынырнули из-под кухонного тента и увидели силуэт Андрея. Товарищ наш бродил в чем мать родила по мелководью - только неизменная трубка торчала в зубах.
- Что это он там бродит? - Гоша подозрительно прищурился.
- Кто его знает. Может, лягушек высматривает? - предположил Ваня.
- Да лягушек в садке столько, что Андрюха хочет из них жаркое делать. Тут другое…
И вдруг до нас отчетливо донеслось: «Сомики… сомики... где вы?! Сомики… сомики... где вы?!» Андрей остановился, пошатнулся, боясь оступиться на глубину, прислушался, пыхнул ароматным заграничным дымком и снова запел: «Сомики, сомики, где вы?! Сомики, сомики, где вы?!»
А я, оглядев округу, подумал: «Как же прекрасна весной ночная Астраханская степь…»


Выбирая инструктора,
выбирай лучшего.
 
alexpetrofffДата: Среда, 14.10.2009, 12:07 | Сообщение # 8
Группа: Модераторы
Сообщений: 3118
Награды: 7
Статус: Offline
Рассказы о животных.
Мой друг, писатель Алексей Горяйнов, большой любитель Русского севера, автор рассказов и книг о рыбалке написал этот весёлый рассказик...
Теперь после поездки в Дахаб он стал особо актуален...

ИЗ ИСТОРИИ УТИЛИЗАЦИИ ДОМАШНИХ КОТОВ.

Кот Барсик жил у нас двенадцать лет. Совершенно нам не мешал, наоборот, вносил гармонию в нашу семейную жизнь. Я хорошо засыпал, когда Барсик устраивался у меня на груди, нежно придавливая меня своей пушистой массой.
Но однажды кот стал упорно гадить мимо своего лотка и писать в коридоре. Моя милая женушка занервничала, сын грозился убить кота. Я пообещал все уладить, решив заняться воспитанием нашего подопечного. После очередной проказы, я запер Барсика в туалете на ночь, и он, похоже, все поняв, стал снова аккуратным мальчишкой. Я успокоился. Но что-то не давало мне покоя, меня не переставал преследовать запах кошачьей мочи.
- Тебе не кажется, - спрашивал я жену, что в коридоре кошачьей мочой пахнет?
Женушка водила носом и отвечала:
- Да это ты придумываешь.
А я как врач очень четко реагирую на все запахи. Но успокоился. И тут приходит соседка, слегка повернутая бабка из нижней квартиры.
- Вы меня заливаете! – начала она кричать прямо с порога. - Вы за это ответите!
- Где мы вас заливаем? Посмотрите, - отвечал я, пропуская старушку в квартиру.
Она осмотрела коридор, ванную комнату, кухню – нигде воды не было видно.
- Пойдемте ко мне, посмотрите, - требовательно сказала соседка.
Я пошел за ней.
Заходим в ее квартиру. Она показывает на потолок. А там по стержню старинной массивной люстры бегут струйки желтоватой воды и, попадая на электрический контакт, вспыхивают, взрываются. Но главное – запах. Я сразу все понял. Усиленный нагревом, по квартире старушки распространялся запах кошачьей мочи. Я покосился на старухину кошку: не выдала бы, но она, похоже, была долбанутая, как ее хозяйка, и тоже ничего не понимала.
- Это у вас похоже трубы лопнули, - сказал я, фантазируя, - ну которые проходят в плитах по потолку. Вам надо вызывать сантехников.
Старушка успокоилась.
Поднявшись к себе, я быстро нашел трещину в паркете, под которым находилось отверстие для монтажного крюка люстры нижней квартиры. Через эту дырку Барсик чуял бабкину кошку. Когда все засыпали, он прокрадывался и писал точно в цель, снайпер...
Я вырезал кусок линолеума и плотно заделал дырку. Старушка больше не приходила. Барсик по-прежнему спал у меня на груди, способствуя моему моментальному засыпанию. Но однажды, погружаясь в сон, я почувствовал сильнейший запах кошачьего кала. Морфий уже достаточно сильно охватил меня, поэтому в подсознании промелькнула слабая мысль, что это все плоды моего воображения, воспаленного кошачьими проказами. Желая усилить сон, я обнял кота… Но вдруг почувствовал под руками что-то вязкое. Запах усилился, я открыл глаза и посмотрел на руки. Они были в кошачьем дерьме. Пододеяльник и одеяло оказались испорчены. Пришлось все связать в простыню и под покровом ночи отнести на помойку.
Я был взбешен. Барсик целый день прятался под кроватями, боясь попасть мне под руку. Стенаниями жены и ласками сына меня уговорили ничего не делать с животным. Я ограничился тем, что снова запер Барсика на сутки в туалет. И, кажется, на него это подействовало. Кот стал аккуратным, как никогда. Мы удивлялись его пониманию. Целую неделю Барсик писал и какал строго в свой лоток. Но оказывается, эта бестия только усыпляла мою бдительность.
Однажды, придя с ночного дежурства без задних ног, я лег поспать. Кот, как только увидел меня в горизонтальном положении, по своему обыкновению сразу запрыгнул мне на грудь. Уже совсем засыпая, я на всякий случай покосился одним глазом на Барсика. Так на всякий случай… И вдруг увидел, что он на мне пристраивается. Пока я делал осторожный замах, пока бил кота кулаком по морде, он успел все ж на меня нагадить. Хорошо, что это произошло быстро и новое одеяло осталось не испорченным, только пододеяльник выкинули.
Этой же ночью я судорожно искал по интернету способ избавления от ненавистного кота. В разделе утилизация собак и кошек предлагалось:
- усыпление животного и возвращение его хозяевам в специальной - - упаковке для захоронения (цены здесь были кусачие от 2 тысяч и выше).
- ликвидация животного путем физического устранения (это стоило совсем не дорого. Кто-то предлагал замочить кошку всего за бутылку водки штыковой лопатой).
Но более всего удивило и заинтересовало меня, что кто-то предлагал перед убоем животного долго бить его кулаком по морде. Жена, почувствовав мои серьезные намерения, стала плакать и просить оставить кота живым. Взрослый сын тоже пустил слезу. Они до утра висли у меня на плечах, пока я шарил по рубрикам интернета.
В конце концов, я сдался на их уговоры. И в самом деле, я же не садист. Я вообще-то добрый. Решено было отвезти Барсика к моей маме в другой город. Так он теперь там и живет. И что удивительно, ходит строго в свой лоток.


Выбирая инструктора,
выбирай лучшего.
 
alexpetrofffДата: Среда, 14.10.2009, 12:17 | Сообщение # 9
Группа: Модераторы
Сообщений: 3118
Награды: 7
Статус: Offline
Отчёт о нашей поездке в Дельту Волги.

Алексей Горяйнов

В СТРАНУ ЛОТОСОВ ЗА ВЕЛИКАНАМИ

Дельту Волги в непосредственной близости от Каспия действительно можно назвать страной этих прекрасных цветов, потому что они бросаются в глаза повсюду. И еще здесь обилие всякой водоплавающей птицы. Целью экспедиции журнала «Нептун» было фотографирование именно птиц и цветов. Но так получилось, что в составе группы оказалось несколько любителей подводной охоты. Нашей задачей было найти и победить самого крупного сазана, а если повезет, то и сома-великана.
Экспедиция разместилась на плавбазе, заякоренной в канале, в 4 км от выхода в Каспий. Кругом камыш, по краю которого на деревьях-корягах сидят, нахохлившись, бакланы, всевозможные цапли и хищники во главе с царем птиц беркутом. Ежедневно с утра и после обеда нас отправляли в плавни на длинных узкотелых лодках. Развозили группами: дайверы, подводные охотники, подводные фотографы, просто фотографы и просто любители природы. В моем куласе: Владимир Александрович Панов, преподаватель Народного университета искусств, он же профессор фотографии, его жена Вера Павловна и егерь Анатолий.
В первый день Анатолий повез нас на раскаты в сторону материка. Глубина здесь оказалась не более 1 м, и мы с Пановым пролазили на брюхе по водорослям несколько часов безрезультатно. Я кроме килограммовых красноперок и окуней-горбачей примечательного ничего не увидел. На Владимира Александровича же через пять минут после погружения выплыл здоровенный сазанище, но он забыл снять с предохранителя ружье. Вот что значит некоторый перерыв в подводной охоте! Досадно… Я тоже считал, что мои неудачи с поиском крупной рыбы в этот день были связаны именно с длительным перерывом. Последний раз я охотился в позапрошлом году. Может быть, было слишком гулкое дыхание или слишком быстрые движения, может быть громко распространялись звуки, издаваемые трением костюма о придонную траву, не знаю…
Но уже на следующий день охота доставила нам некоторое удовольствие. Мы искали рыбу в левом от канала раскате, плыли с Пановым параллельно друг другу по краям камыша. Через полчаса после погружения профессор подстрелил девятикилограммового сома, затем, спустя несколько минут, и я увидел торчащий из большого клуба водорослей черновато-пятнистый хвост. Сом. Я тщательно прицелился в его середину поближе к туловищу и выстрелил. Рыба взметнулась, сразу безнадежно взмутив воду. Я встал на грунт и старался с поверхности воды по движениям линя понять величину подстреленной рыбы и направление ее бросков. Хорошо помогал резиновый амортизатор, который сдерживал рывки рыбы, и та стала ходить по кругу. В результате мне удалось обхватить добычу и прижать к туловищу. Экземпляр оказался не ахти какой, чуть более шести кг. Если вы охотитесь на не слишком больших сомов, то преимущество попадания в хвост состоит в том, что в этой части тела рыба хорошо держится на гарпуне с лепестковым наконечником. Вдобавок, если егерь, сидящий в лодке, опустит такую рыбу в садок, то она доедет до базы живой, что немало важно на астраханской жаре.
Чтобы не таскать рыбу за собой на кукане, мы сразу отдавали ее егерю в лодку. Пока мы ныряли, Вера Павловна развлекалась ловлей окуней на поплавочную удочку. И снова бесконечные подводные джунгли растительности. Водоросли то коротенькими елочками ровно покрывают дно, то высоко поднимаются надутыми причудливыми фигурами, то стелятся в виде осоки по дну, а сбоку идет стена камыша. Именно в его тени чаще всего встретишь осторожных подводных великанов.
Но крупная рыба опять долго не встречалась. Уже пора было ехать на базу, как Вера Ивановна издали сообщила мне, что ее муж подбил сазана. Я был метрах в ста от Владимира Александровича, но тут же и на меня выплыл сазан. Он был очень любопытен и поэтому на какие-то секунды притормозил движение, рассматривая меня и подставляя свой бок. Гарпун стремительно вырвался из ружья и пробил рыбу выше позвоночника. Борьба была не долгой. Трофей на четыре с половиной килограмма быстро оказался в лодке подплывшего егеря. Сазан Владимира Александровича весил примерно столько же.
По количеству, виду рыбы и весу трофеев мы с Владимиром Александровичем первые дни шли, как говорят спортсмены, ноздря в ноздрю. Крупной щуки не было, хотя угодья для нее были замечательные. Мне удалось на третий день подбить двух полутора килограммовых щучек. Одну я спугнул со дна и она, уплывая от меня, притормозила, подставив свой бок, за что и поплатилась. А другая оказалась тоже слишком любопытная. Она зависла в приповерхностном слое воды слева от меня в камышах. Причем ведь ее в поле зрения не было. Она зашла ко мне со спины. За щуками это водится. Зубастые не терпят конкурентов на своей территории, порой по долгу за ними следят, но, конечно же, существ, значительно превышающих их размерами, бояться и на них не надают…
А на людей не нападают даже сомы. Великан может только случайно лягнуть не заметно подплывшего к нему подводника, как случилось на третий день со мной. Мы с Владимиром Александровичем попросили отвезти нас туда, где глубина на большом протяжении была в пределах трех-четырех метров. И Анатолий доставил нас в протоку, носящую название Глубокая. Подводное урочище для обитания сомов было идеальное. Эти рыбы любят различные укрытия. По песчано-глинистым берегам протоки рос тростник, а над самой водой свисали разлапистые старые ивы. В воде изобилие коряг, одна из которых напомнила мне крокодила, другая - чудовищную рептилию, третья – гигантского спрута. Тростник скрывал недавно взошедшее солнце, и плыть под берегом было жутковато. Как я не приглядывался, как не заглядывал в береговые ниши, в которых нередко любит прятаться крупная рыба, ни какой живности разглядеть не мог. В одном месте увидел плотную стайку небольших красноперок и уже обрадовался – хоть что-то. И снова медленно тянутся десятки метров безжизненных подводных интерьеров. Вдруг в ветвях затопленного дерева промелькнуло одно золотое блюдо, другое. Ба! Да это же буфало, да какие пузаны, как сказал бы мой друг, дайв-инструктор, Саша Петров! В каждом – не менее двух кг. Ну, такого можно и на сковородку. Команда то у нас большая, всех надо рыбкой побаловать, а повар на камбузе отменный. Светлана вчера так сома в кляре приготовила – закачаешься. Замираю в затопленных ветвях, насторожившиеся было буфало успокоились, стали подобно аквариумным барбусам сновать туда сюда. Выцеливаю наиболее близко подплывшего ко мне «пузана» и стреляю. Рыба недолго ходит на гарпуне и отправляется на кукан. Снова отыскивать стаю этих рыб, сильно напоминающих обыкновенного золотистого карася, я не стал. Задачу перед собой поставил найти сома. А он был где-то здесь, я чувствовал. Вот жаль только освещенности не хватало.
По опыту прошлых охот я помнил, что сомы летом нередко поднимаются к поверхности и стоят под свалившимся на воду тростником или в корягах. Но как ни вглядывался: ни на глубине, ни в корягах, не под укрытиями - ни чего такого, за что можно было бы подозрительно уцепиться глазу, не было.
Я долго плыл и порядком устал. Решил затаиться в лежащем на воде стволе могучей коряги, благо находился под кронами очередной раскидистой ивы – самое место для сомов. А вдруг, да и выплывет на меня усатый! Завис у тонкого ответвления, торчащего палкой из воды, показалось неудобно, стал сантиметр по сантиметру подгребать к стволу, который находился в поле бокового зрения – на его фоне легко замаскироваться, да и опора крепкая будет. А тем временем все внимание приковано к глубине – я полагал там должен появиться сом. И вдруг в тот момент, когда я уже почти плотно прижался к стволу, он изогнулся гигантской пружиной, поднимая высокие фонтаны. Ошеломляющий удар отбросил меня метра на два в сторону. Я беспомощно закувыркался в воде, в которой из-за огромного числа пузырьков воздуха стало вообще невозможно разглядеть что-либо. Когда стресс прошел, понял, что это был тот, кого я так долго искал – гигантский сом, но мне не хватило внимания.
Меня вывел из шока звук мотора, и я увидел показавшуюся из-за поворота лодку с моими спутниками. Панов, сидел в гидрокостюме и дал мне команду забираться в кулас. Я, держась за борт, стал рассказывать о случившемся со мной происшествии. Профессор недоверчиво посмотрел на меня и сказал, что вернемся сюда завтра. Мы поплыли на обед.
После полуденного перерыва мы поехали снова на раскат, уговорить профессора вернуться в Глубокую я не смог – она показалась ему мертвой, совершенно безрыбной. Но на раскате ничего интересного не было. Мне встретилось несколько спавших в иле сомят пятикилограммовиков (почему-то они здесь были как стандартные), но стрелять их не стал: рыбы на камбузе хватало, а так какой интерес…
А на утро директор дебаркадера договорился с пограничниками, что нам разрешат выход в море. Такой день, конечно, нельзя было пропускать. У выхода в Каспий оказались уютные заливы с пятнами зарослей белых лилий и лотосов. В них у зарослей тростника ходили поодиночке и стаями сазаны. Мелких я не стрелял. Но вот отплываю выступ камыша и заглядываю в карман, чтобы посмотреть, что делается в самом тростнике, а оттуда на меня смотрит вот такая морда, не меньше, чем шестилитровое ведерко. Губищи – во! Размышлять было некогда, бил наугад, слегка отведя в сторону ружье и целясь в жаберную крышку. Гарпун нанизал сазана, как веретено, рыба стала метаться в камышах, но, ловко манипулируя резиновым амортизатором, я сдержал ее рывки, и она успокоилась. Дал знать о трофее в лодку, и вскоре Вера Павловна с Анатолием подплыли. Они поздравили меня, ведь в сазане было, по крайней мере, не менее тринадцати килограммов. Вера Павловна за время, пока мы плавали, успела поймать на спиннинг несколько щучек, чему была несказанно рада, поскольку большинство из нас любят эту рыбу в любом виде приготовления.
В тот день я почувствовал себя сильно простуженным и на охоту больше не поехал. Владимир Александрович подстрелил после обеда пару средних сазанов. Я надеялся, что к завтрашнему дню выздоровею, и мы отправимся в Глубокую. Но на утро от бесконечных нырялок и последующей езды на куласах у меня сильно разболелись уши, поэтому с подводной охотой в данной экспедиции, очевидно, было закончено.
Но в это же время на соседней плавбазе, находящейся милях в двадцати от нашего лагеря, отдыхало двое подводных охотников – специалистов по крупным трофеям - и до них дошли слухи, что меня шарахнул трехметровый сом. Они, не долго думая, решили проверить эту протоку. И чтобы вы думали? В тот же день им удалось добыть усатое чудовище массой в шестьдесят килограммов. Длиной сом был действительно около трех метров.
Видя, что я сильно расстроился, Анатолий успокоил меня:
- Не переживай, значит, это не твоя рыба.
Рассуждал егерь философски, по-восточному, ведь живет он в маленькой красивой стране лотосов, которая осталась где-то далеко и навсегда в нашей памяти…


Выбирая инструктора,
выбирай лучшего.
 
ДайверСергейДата: Среда, 14.10.2009, 19:41 | Сообщение # 10
Группа: Пользователи
Сообщений: 559
Награды: 0
Статус: Offline
ПОЧЕМУ ЛУЧШЕ ДЕРЖАТЬ ДОМА АКВАРИУМНЫХ РЫБОК ВМЕСТО СОБАКИ

1 - Рыбки не кусаются (ну, почти)
2 - Рыбки не гавкают
3 - Рыбки не пропадают от хозяина
4 - Рыбки не просятся на прогулку на улицу
5 - Рыбки не линяют
6 - Рыбок не нужно мыть....


Только слабых смиряют и подавляют неудачи,
Великие характеры взлетают над ними!!!!!
С наилучшими пожеланиями, Сергей Д., CMAS 4 star diver
RUS / F00 / P4 / 09 / 000015
 
Форум » Шутить изволите-с? » Байки, забавные случаи из практики. » Маленькие рассказы
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Copyright MyCorp © 2022 | Используются технологии uCoz